Митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай

Кузьма Минин в поэзии Нижнего Новгорода

  

МУНИЦИПАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ "ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА им. В.И. ЛЕНИНА"

Сектор редкой книги

Листая страницы истории

«Русское  сердце  тебя  не  забудет…»

Кузьма Минин в поэзии Нижнего Новгорода

Н.Новгород (2008 г.)
 
Содержание:
 

Садовский Б. Гимн в память подвига героев Нижегородского ополчения 1611 – 1612 гг.

Чуфарин В. Обращение Кузьмы Минина к народу

Островский А.Н. Монолог Минина

Навроцкий А.А. Козьма Минин

Арфин А. У памятника Космы Минина

Сухорукова М. И уходят полки

Ильинский Н.С. Описание жизни бессмертного подвига славного мужа нижегородского купца Козьмы Минина

Народные песни о Козьме Минине и князе Пожарском об освобождении Москвы и избрании Михаила Федоровича

Садулин Е. Минин

От составителя

 

Недалеко то время, когда на нижегородской земле будет отмечаться 400-летие подвига героев Нижегородского ополчения 1611–1612 годов.

Сборник «Русское сердце тебя не забудет» – это первая попытка собрать воедино стихотворные произведения нижегородских поэтов, написанные в разные годы и столетия и посвященные одному из героев нижегородского ополчения – Кузьме Минину.

В ближайшие годы сектор редкой книги планирует подготовить следующие выпуски поэтического сборника, посвященные Дмитрию Пожарскому, патриарху Гермогену и другим героям Нижегородского ополчения.

Данный сборник продолжает цикл ранее изданных сектором редкой книги биобиблиографических пособий под общим названием «Листая страницы истории», посвященных известным и малоизвестным страницам истории, культуры и общественной жизни старого Нижнего.

Это такие пособия:

- «А.А. Бетанкур и архитектура Нижегородской ярмарки»

- «Милосердие на земле Нижегородской»

- «Учебные заведения старого Нижнего»

- «Банки старого Нижнего»

- «Библиотеки Нижнего Новгорода с 1830 – 1920-е гг.»

-  «Замечательные женщины-нижегородки XIX – начала XX в.»

Сборник «Русское сердце тебя не забудет» предназначен в первую очередь библиотекарям, педагогам, воспитателям, студентам и широкому кругу читателей, интересующихся историей и культурой нашего города и края.

О.В. Григорьева, зав. сектором редкой книги ЦГБ им. В.И. Ленина

 

Обращение Кузьмы Минина к народу 

 

«Мир православный! – начал он –

Страдает Родина Святая,

Повсюду горе, вопли, стон,

Ручьями льется кровь людская.

Иноплеменники гурьбой

Отчизну нашу разоряют,

Владеют Русскою Землей

И нас себе порабощают.

Тиранят жен и дочерей

Враги пред нашими глазами,

И ставят в храмы лошадей,

Смеясь над верой и над нами.

Москва в плену, в стенах Кремля

Враги скопляются толпами;

Страдает Русь, ее земля

Кишит враждебными войсками.

Царя на русском троне нет,

Москвою враг повелевает,

И весь народ в годину бед

Врагу невольно присягает.

Один бесстрашный Гермоген

В священном сане патриарха

Не признает позорный плен

И иноземного монарха.

Соборам русским и церквам

Он посылает повеленья:

«Не отдавайте Русь врагам,

К Москве ведите ополченья!»

Мир православный! Иль у нас

Нет чувств и вялы мы сердцами?

Восстанем, дорог каждый час!

Восстанем, все пойдут за нами!

Освободим страну родную,

Или за Родину Святую

Все до единого умрем!»

 

Велик ты русский наш народ!

Когда ты Родину спасаешь –

Ты богатырь, от всех забот

 

Для ней себя освобождаешь!

Ты слаб, пока отвага спит,

Но если духом ты проснешься,

То бурей в битву понесешься

Тебя никто не победит!

 

Из стихотворения В. Чуфарина «Минин и Пожарский» 1897 г.


 

Монолог Минина

 

«Кто на Руси за правду ополчится?

Кто чист пред Богом? Только чистый может

Святое дело честно совершить.

Народ страдает, кровь отмщенья просит…

О пойте! Громче пойте! Соберите

Все слезы с матушки широкой Руси…

Пусть все они в одну вольются песню

И рвут мне сердце, душу жгут огнем

И слабый дух на подвиг утверждают.

О Господи! Благослови меня!

Я чувствую неведомые силы,

Готов один поднять всю Русь на плечи,

Готов орлом лететь на супостата,

Забрать под крылья угнетенных братий

И грудью в бой кровавый и последний.

Час близок! Смерть злодеям! Трепещите!

Из дальнего кремля грозит вам Минин.

Со всех сторон мне шепчут голоса:

«Восстань за Русь, на то есть воля Божья!»

Друзья и братья! Русь Святая гибнет!

Друзья и братья! Православной вере,

В которой мы родились и крестились,

Конечная погибель предстоит.

Святители, молитвенники наши,

О помощи взывают, молят слезно.
Вы слышите их слезное прошенье!

Поможем, братья, Родине Святой!

Что ж! Разве в нас сердца окаменели?

Не все ль мы дети матери одной?

Не все ль мы братья от одной купели?»

 

Отрывки из стихотворной драмы А.Н. Островского «Козьма Захарьич Минин-Сухорук». 1862 г.

 

Козьма Минин

 

Царство распадалось. Вековые корни

Обрубил безумно царь самодержавный;

Налетели ветры вражьей непогоды,

Расшатали древо Руси православной.

 

Как без матки пчелы, разбрелись бояре;

О раденье царству не было помину;

Кто стоял за вора, кто склонялся к шведу,

Кто чинил присягу Сигизмунда сыну.

 

Ляхи и казаки, сброды лиходеев,

Как зимою волки, рыскали повсюду,

Грабя, выжигая города и села,

Не чиня пощады и простому люду.

 

Царство распадалось… Грех княжеубийства

Искупали тяжко не одни лишь дети

Хитраго[1] Бориса; но вся Русь страдала,

Путаясь в искусно настланныя сети.

 

Все вокруг кипело смутой и раздором,

И в Кремле Московском потешались ляхи;

Лишь в одной священной Сергиевской Лавре

Все еще держались воины-монахи.

 

Разсылали письма, убеждали слезно

Не губить державу во пору лихую,

А смиренно каясь во грехах великих,

Ополчиться дружно за страну родную.

 

Разлетались всюду вещия посланья.

Где не всех сгубила страшная невзгода,

Там они читались с паперти, с амвона,

Западая в душу русскаго народа.

 

Той порой лихою в Нижнем-Новограде,

Посреди потомков смолкнувшаго веча,

Жил, во страхе Божьем, гражданин смиренный,

Соблюдая душу, душу человечью.

 

К родине любовью сердце в нем горело,

Тяжко отзывалось на родное горе;

Жгли его – безправье, рознь, междоусобье,

Вопли разоренных, слез народных море.

 

Слушали они посланья Сергиевской Лавры,

И увет духовный старца Гермогена,

Кто звучал глаголом смелым и призывным,

Не боясь мучений вражеского плена.

 

Изстрадалась тяжко в нем душа живая –

И свои, и вражьи всюду супостаты.

И в дневной работе, и в тиши покоя

Думою одною были в нем объяты

 

Голова и сердце. Горячо и слезно

Дома и во храме день и ночь молился

Он за Русь родную; наконец, надумал –

Сергием подъятый возбудить уснувших,

На великий подвиг помощи решился.

 

За обедней ранней, вознесяся к Богу

Всей своей душою чистой и смиренной,

Отстояв молебен, вышел он на паперть,

Обратясь к народу с речью вдохновенной.

 

Развернув печальный, полный мук и горя,

Полный оскуденья свиток всех страданий,

Дикаго разгула сброда лиходеев,

Распрей – и крамолы страшных злодеяний,

 

– «Братья – молвил Минин – вспомним Божье слово,

Что сегодня в храме слушали с амвона,

Чтобы наше сердце было ежечасно

Все отдать на пользу ближнего готово;

 

Не жалеть достатка, не жалеть и жизни,

Ближнего от смерти, от нужды спасая,

За святую веру, за родную землю,

За родное царство душу полагая.

 

Соберемся дружно все под стяг единый,

Кликнем клич призывный на святое дело

Родины спасенья, встанем поголовно –

И пойдем на битву мы с врагами смело!

 

Сила супостата только в нашей розни;

А сберемся в кучу, с волею единой,

И не страшны будут вражеския рати,

Расточатся живо перед нашей силой.

 

С верой в Божью милость, не кичась гордыней,

А с молитвой жаркой на устах смиренных,

Призовем на помощь наших страстотерпцев,

Благостью Господней дивно вдохновенных.

 

Неужели, други, нам смотреть не стыдно

На достатки наши, когда Русь родная,

В судорогах смертных, словно птица бьется,

В заревах пожаров кровью истекая?

 

В этакое время стыдно хорониться

От мирского дела, дорожа казною,

Дорожа прибытком для своей утробы,

Дорожа стяженьем, да корыстью злою.

 

Для почина, братья, все, что я имею,

Все я полагаю в складчину мирскую

И молю смиренно – не оставьте, други,

Вы в годину бедствий нашу Русь родную.

 

Все сюда несите – деньги и товары.

О священной жертве да никто не тужит,

Все – и крест нательный, и оклад с иконы,

Все добро земное делу да послужит!

 

Соберем достатки, снарядимся сами,

Выберем по сердцу рати воеводу,

И пойдем на помощь гибнущему царству.

Гибнущему в муках русскому народу.

 

Братья! сестры! други! не останьтесь глухи,

Не замкните сердца на мои призывы,

Или Русь уж больше нам не мать родная?

Или человечьи души в нас не живы?

 

Мати Пресвятая, помоги нам грешным

Не забыть и ныне Божии заветы,

Да любовью чистой к родине и к ближним

Будем мы повиты, будем мы согреты!»

 

И дошла до сердца речь его простая.

Нес свои достатки бедный и богатый;

Покрывалась паперть жертвою народной,

Высился горою дар их тароватый.

 

Все, с поклоном низким, принимал Захарыч;

Все одушевлялись мыслию одною;

Зачиналось дело общее, святое,

Загорался светоч над страной родною.

 

Собрались в дружину, отписали письма

В города и веси, слезно призывая

Бросить все раздоры и идти поспешно

На защиту Руси и родного края.

 

Выбрали по сердцу рати воеводу.

Кто в годину бедствий не с изменой,

Не служил корысти, не дружил с врагами,

Пользуясь искусно самозванцев меной.

 

Двинулись с молитвой, с причтами, с крестами,

Порешив: – постыдно вспять не возвращаться,

Или всем погибнуть, иль в отважных битвах,

Через вражьи трупы до Москвы добраться.

 

И Господь склонился на святое дело,

Долетел до неба стон многострадальный,

Долетели звоны храмов и погостов,

Звон скончанья Руси тяжкий, погребальный.

 

Как зимой ком снега, рать все возрастала;

Шли к ней отовсюду вольныя дружины;

Все к ней устремлялось, как стремятся к морю

По рекам весною таящия льдины.

 

Грозной русской силой смелой и отважной,

Рать к Москве священной тихо подходила.

Подошла – широким станом развернулась

И кольцом железным город окружила.

 

Шаг за шагом, мерно, дружно надвигалась;

Уж Кремля пред нею высились твердыни;

Уж была готова, с верою в победу,

Ринуться на приступ занятой святыни…

 

И сдался′ пред нею ляшский воевода,

В Кремль Московский стройно Божья рать вступила;

С мудростью исконной русскаго народа

Лихолетье злое скоро прекратила.

 

Выгнали поляков, справились с ворами –

И в кремле собравшись, выборная сила

На престол Московский избрала, с молитвой,

Доблестнаго рода отпрыска – Михаила.

 

Кончил свое государское дело,

Кончил почетно Захарыч Козьма.

Перед великой народною силой

Скоро исчезла налетная тьма.

 

Там, в своем Нижнем, в Кремлевском соборе,

В церкви подземной лежит его прах;

Часто там молятся русские люди

Жаркой молитвой на скромных устах.

 

С чувством священным пред этой могилой,

Там, далеко от мирской суеты,

Перед родною почившею силой

Клонят главу до холодной плиты.

 

Спи, гражданин – почивай безпробудно;

Дело великое ты совершил,

Дело народное, дело святое,

Дело любви ты во-очью свершил.

 

Свят и велик твой прославленный подвиг,

Верил ты в жизненность русской земли,

И пред твоею великою мощью

Прахом крамолы и смуты легли.

 

Русское сердце тебя не забудет,

Ты наша гордость, наш кровный родной!

И без конца притекать к тебе будет

Русский народ перекатной волной.

 

Сумрачен храм, где лежат твои кости,

В скромной могиле сокрыты они;

Слабо мерцая, святыя иконы

Света лампад озаряют огни.

 

Но величава, в сказаньях правдивых

Славы народной, былина о том,

Как своей мощной разумною силой

Ты прекратил нашей Руси погром.

 

Светом любви она светит и греет

Русское сердце в теченьи веков,

Из-за могилы его охраняя

От себялюбия страшных оков.

 

И не умрет твоя слава, в народе

Подвиг любви твой запал глубоко.

Спи, гражданин! В судный час воздаянья

Будет тебе благодатно легко.

...................................................

 

В ожерелье дивном деятелей правды

Из среды народной, славою покрытый,

Светился алмазом – Руси православной

Сын Козьма Захарыч Минин именитый!

Навроцкий А.А.[2]

 

У памятника Космы Минина

 

Как много говорит

бездушный этот камень,

Как много говорит он

каждому из нас!..

В груди Космы святой

любви зарделся пламень,

И он, мясник простой,

свою отчизну спас!

 

Он звал народ на площадь,

громко умоляя:

«Идите все, кому Россия дорога!

В конец разорена,

зовет страна родная –

Поднимется зараз

на дерзкого врага…

 

Иль силы нет у нас?

Или казны не хватит?

Заложим жен, имущество,

детей…

Спасем святую Русь!..

Отчизна нам заплатит:

И вечной памятью

почтит она своей».

 

И как всегда у нас

в тяжелые годины,

Вставала земщина

за родину свою, –

Все, жертвуя собой

и следуя призыву,

За дело русское –

готовы пасть в бою!

 

Доселе земляка-героя

прославляют

И память Минина

нижегородцы чтят…

На памятник его

восторженно взирают, –

Любовью сильною

к отечеству горят.

 

 Арфин А.[3]

 

 

И уходят полки

 

Даль в тумане предвешнем, синем

Повстречаться спешит с зарей.

Вот из земства выходит Минин –

Ополченец, трибун, герой.

 

Собираются нижегородцы

И бросают в казну Руси:

Злато, серебро, деньги, кольца,

Умоляя: «Господь, спаси!

 

От поганых да гордых панов

Нашу веру и наш народ».

А заря над землей, что рана,

Кровью в мартовский снег течет.

 

Тучи мрачные в небе бродят,

Отражаясь в глазах Козьмы,

И уходят полки, уходят, чтобы свет воссиял из тьмы…

 

Сухорукова М.[4]

 

 

Описание жизни бессмертного подвига славного мужа нижегородского купца Козьмы Минина (отрывки из стихотворения) [5]

 

На месте том стоя, где Минин погребен,

Казалось будто я в те веки принесен,

В которые сей муж усердьем воскрыленный,

Увидя[6] пламенник, врагами воспаленный;

Сынов Отечества, внимая скорбный стон,

Попранну веру зря, и Божеский закон,

И самую Москву носящу тяжки узы,

Разрушенну любовь, прерванныя союзы;

Воззри на тьмы врагов, лиющих Русску кровь,

Слезами грудь кропя, возчувствовал любовь;

И пламень искренний в душе своей питая,

Из челюстей врага России свобождая,

Сокровище свое к сему он посвятил,

Безсмертным подвигом всех спас и защитил. 

Се здесь, я возопил! тот прах неоцененный,

Что был толикою любовью оживленный,

Кто спас Отечество, Монархов Росских Трон,

Кто веру подкрепил и Божеский закон;

Кто Россам показал к безсмертию дорогу,

Любить отечество, и жертвовать всем долгу.

 

Се подвиг Минина, преславный и несравненный!

Хераскова пером, мы зрим изображенный!

Не слезы я теперь над прахом сим Лию,

Но славою пленяясь, безсмертной, вопию:

Почий великий муж! почий к тебе вещаю,

Ты друг отечества! сердечно я желаю,

Да память дел твоих до толе не пройдет,

Пока земный сей шар, разрушася падет.

 

 Ильинский Н.С.[7]

 

 

Народные песни о Козьме Минине и князе Пожарском, об освобождении Москвы и избрании Михаила Федоровича

 

Как в старом-то было городе,

Во славном и богатом Нижнем,

Как уж жил тут поживал богатый мещанин,

Богатый мещанин Кузьма Сухорукий сын.

Он собрал-то себе войско из удалых молодцов,

Из удалых молодцов Нижегородских купцов;

Собравши их, он речь им взговорил:

«Ох, вы гой еси товарищи Нижегородские купцы!

Оставляйте вы свои домы,

Покидайте ваших жен, детей,

Вы продайте все ваше злато-серебро,

Накупите себе вострыих копиёв,

Вострыих копиёв, булатных ножей,

Выбирайте себе из князей и бояр удалова молодца,

Удалова молодца воеводушку;

Пойдем-ко мы сражатися

За матушку за родну землю,

За родну землю, за славный город Москву»

 

Молодые ратнички Нижегородские купцы,

Выбрали себе удалова молодца,

Удалова молодца воеводушку,

Из славнага княжескага роду

Князя Дмитрия по прозванию Пожарский

За славный Москву-город сражатися.

 

Уж привел-то славный князь Пожарский своих храбрых воинов,

Привел ко Московским стенам;

Становил-то славный князь Пожарский своих добрых воинов

У Московских у крепких стен;

Выходил-то славный князь Пожарский перед войско свое,

Как уж взговорил он своим храбрым воинам:

«Ох, вы гой еси храбрые солдатушки,

Храбрые солдатушки, Нижегородские купцы!

Помолимся мы на святыя на врата Спаския,

На пречистый образ Спасителя!»

Помолившись, дело начали.

Как разбили-проломили святыя врата,

Уж взошли-то храбрые солдатушки в белокаменный Кремль,

Как и начали солдатушки Поляков колоть, рубить,

Колоть, рубить, в большия кучи валить;

Самого-то Сузмунда в полон взяли,

В полон взяли, руки-ноги ему вязали,

руки-ноги вязали, буйну голову рубили.

Собралися все князья, бояре Московские,

Собралися думу думати.

Как и взговорють старшие бояре, воеводы Московские!

«Вы скажите, вы бояре, кому царем у нас быть?»

Как и взговорють бояре, воеводы Московские:

«Выбираем мы себе в цари

Из бояр боярина славнага –

Князя Дмитрия Пожарскаго сына».

Как взговорить к боярам Пожарский князь:

«Ох, вы гой еси бояре, воеводы Московские!

Не достоин я такой почести от вас,

Не могу принять я от вас царства Московскаго.

Уж скажу же вам, бояре, воеводы Московские:

Уж мы выберем себе в православные цари

Из славнаго, из богатаго дому Романова –

Михаила сына Федоровича».

И выбрали себе бояре в цари Михаила сына Федоровича.

 

Записано со слов старой жительницы села Слобода Боровского уезда Калужской губернии в 1868 г.[8]

 

 

Минин

 

Всем нижегородцам, сложившим свои головы во славу Отечества, посвящается.

I

Как над градом, что над Волгою

На горе высокой царствует,

Черные тучи собираются…

Грозовые тучи черные,

Всем грозя бедой великою.

 

И не спится добру молодцу,

Сыну Мины Анкундинова,

Что спустился к Волге-реченьке

С Часовой горы по тропочке

Прямо к илистому бережку.

 

Песнь ему запала в душеньку

Про родимую сторонушку,

Что намедни пел у паперти

Православным старец с гуслями

Христа ради с юным отроком.

 

Песню мудрую старинную.

И в глазах незрячих странника

Слезы горькие томилися,

Навевая думы тяжкие

По России родной матушке.

 

II

 

Что молчишь ты, красный молодец?

Отчего ты пригорюнился?

Али сабля затупилася?

Али счастье отвернулося?

Отчего так приклонилася

Твоя буйная головушка

Потянуло ль в путь-дороженьку?

Аль не стал ты мил зазнобушке?

 

Выйдь на берег Волги-матушки,

Глянь ты с берега высокого

На родимую сторонушку

Взглядом острым, как у сокола.

На родимой на сторонушке

Травы сочные до пояса

Колосится рожь высокая,

Наливаясь спелым колосом.

 

Ой, Вы други, разудалые,

Добры молодцы, любимые...

Разболелось сердце верное

За сторонушку родимую.

Все князья теперь служилые

Разбежались в разны стороны,

А над родною сторонушкой

Закружили черны вороны.

 

Метят стрелами калеными

В то, что сердцу любо-дорого…

На родимой на сторонушке

Не терпеть нам злого ворога.

Гей, ты русская дружинушка!

Кто же выйдет в чисто полюшко,

Постоять за землю русскую,

За родимую сторонушку?..

 

III

 

Горе бродит по Руси…

Горе!..   «…Господи, спаси

От нашествия лихого

И от ворога лютого,

От чужого воронья

И от подлого ворья,

От напасти иноземной

И от нечисти неверной!

 

Русь святую сохрани

От властителей лихих,

 

Нечестивых и незваных,..

Особливо самозваных!

 

От измены огради

И терпеньем награди!..»

Ибо Бог оставил людям:

«Кто терпел – спасенным будет!»

 

IV

 

Бог терпел и нам велел,..

А на грешной сей земле

Трон Московский слаще меда

И уж тут не до народа,

И уж тут не до чего,..

Тут уж, просто, кто кого:

Или шапка Мономаха,

Аль веревка или плаха…

 

V

 

Смута,.. смута на Руси!..

Смута!.. Господи, спаси!!..

 

Царь Иван предстал пред Богом,

У него своя дорога:

От престола в аккурат

Прямиком с чертями в ад.

 

Он, опричных дел игумен,

Средь волхвов и средь колдуний,

Царь-упырь всея Руси

Не жалел ни сна ни сил,

Даже собственного сына

Чтоб опричная дубина

По Руси гуляла всласть,

Укрепляя трона власть.

 

Федор – сын его блаженный,

Перед Богом раб смиренный.

Без потомства на земле

Скромный свой оставил след,

Управляя с Божьим словом,

Опираясь на Иова.

 

Но не даром он все дни

Был у шурина в тени,

У Бориса Годунова…

Тот сказал позднее слово,

Трон московский укрепив,

Искупав его в крови.

 

Всемогущий повелитель,

Государств двух управитель,

Кто врагам своим назло

Земский собирал собор.

 

Но не смог умерить смуту

Зять кровавого Малюты

И смотрел как недород

Добивал простой народ.

 

Как людей со страшной силой

Смерть косой своей косила.

И как ворон на пиру

Громко каркал не к добру.

Словно зная как нелепо

Смерть Боголепа.

 

После Федор – сын его,

Не успевший ничего

Вместе с матерью-царицей

В неприветливой столице.

 

VI

 

Русь дотла разорена

И унижена она

Так, что некуда уж больше:

На престоле вор из Польши!..

 

Проходимец-лицедей,

Не известно чьих кровей,

Лжедмитрий – царь Московский

Подкаблучник подлый польский,

Кто для многих был родней

Крестной матери своей.

 

Император самозваный,

Царский трон обрев желанный,

Обманул себя и всех

Ради собственных утех.

 

И на радость православным

Свой конец нашел бесславный:

Был застрелен и сожжен,

Вместе с прахом вышел вон…

 

После царь Василий Шуйский,

Из князей исконно русских,

Словно он не царь, а тать

Русь продолжил разорять

На Московском троне царском

Под боярскую указку.

Заговорщик и колдун,

На язык его типун.

 

А народ, собравши силы,

Как всегда взялся за вилы,

Ведь недаром русский бунт

На царей бывает крут.

 

И особенно как оный

Царь Василий вероломный,

Обманувший свой народ.

И его при шел черед,

Чтоб без чести и без славы

Сгинуть пленником Варшавы.

 

Познавая жизни суть,

Свой земной закончить путь

Из князей до вертопраха,

От престола до монаха.

 

VII

 

Где царей хороших ждут

Самозванцы тут как тут…

 

Новый «сын царя Ивана» –

Вор из Тушино незваный

 

Возле царского венца,..

А раздорам нет конца…

Да к тому еще по-русски

Умер странно Скопин-Шуйский.

 

Семь предателей бояр

Сей продолжили пожар

Воровства и беззаконья

И опять поляк у трона…

 

Королевич Владислав

Царь от папского креста,

Кой предатели-бояре,

Сговорившись, целовали.

 

Хоть и избран, да не царь…

И не зван, да у крыльца

Не тесового простого,

А Московского престола!..

 

Смута, смута на Руси!..

Смута!.. Господи, спаси!!.

 

VIII

 

А вокруг… кому не лень

Грабят Русь и ночь, и день,..

День и ночь… И год за годом

Внять не могут воеводы,

Что предательство и лесть

Не спасут добро и честь.

 

А захватчикам-уродам

Нету дела до народа,

До того, кто Русь любя,

Ждет законного царя…

 

И с тугим ярмом на шее

Окромя креста имеет

И бояр, и воевод,

Да еще лихой народ…

 

И за барскую «подмогу»,

Целый день взывая к Богу,

Выбиваясь из сил,

Пропадет на Руси…

 

IX

 

А по градам и по весям

Бродит люд простой не весел,

И у всех один вопрос:

Сколь я буду гол и бос?!

 

Будет Русь доколе нищей?!

И доколь Марина Мнишек

Будет зариться на трон

Со «воренком» во двоем?!.

 

И доколь простому люду

На престоле чтить иуду,

Зло терпеть и видеть блуд

Иноземцев там и тут?!.

 

Слышишь стон Руси великой?..

Это алчная клика

Принесла ей столько бед…

И кого здесь только нет,

 

Самозванцы, шведы, ляхи,..

Как голодные собаки

Русь клыками жадно рвут…

Люди мрут и мрут, и мрут…

 

Даже некому в бурьяне

Крест поставить безымянный,

Под которым Божий раб

Мир покинуть был бы рад.

 

Кровь людская – не водица,

Не умыться, не напиться…

Трупы, трупы вдоль дорог!..

Позабыл, видать, нас Бог…

 

X

 

Русь святая, непорочная,

Позабыл, видать, нас Бог,..

Если власть твоя непрочная,

Если гости на порог,..

Если гости те незваные,

Позабыв про стыд и честь,

Басурманами Неждаными

Норовят на горб твой влезть.

 

Сесть покрепче на закорки

Во твоих же теремах,

Чтобы ржаной лишней корки

Не оставить в закромах…

 

Из-за распрей бесконечных

Русь распята на кресте…

И опять вопрос извечный:

Кто же правый во Христе?

 

Горе,.. горе!.. горе!!. горе!!!.

Горе!!!!. горе!!!!!. на Руси!..

Но чтоб царственный католик

Вольно правил на Руси!..

 

Не бывать такому долго

На святой Руси у нас:

Нижний Новгород на Волге

Сделать этого не даст!

 

XI

 

Горе бродит по Руси…

Горе!.. Господи, спаси!!.

 

Говорят, коль Бог не выдаст,

То свинья тогда не съест.

Если Бог ТАКОЕ видит,

То зачем тогда Он Есть?

 

Неужели Богу нужно,

Чтобы Русь страдала так,

Как не делано ей хуже

И зам многие лета…

 

И нельзя ей сделать хуже:

Не у храма на Нерли –

У Кремля в «поганой луже»

Русь купается в крови.

 

Со времен царя Ивана,

Нахлебавшись допьяна,

Русь в одной рубахе рваной

Горьку чашу пьет до дна.

 

Все от Бога… Все от Бога!..

Все от Бога на земле…

Быть кому врагом народа,

Если враг засел в Кремле?

 

Голод,.. холод,.. гибнут люди…

Мертвым сраму не иметь…

Что с Россией дальше будет?!

Дальше хуже: только смерть!..

 

XII

 

Сме-е-е-р-ть… Но грамоты нетленны

Патриарха Гермогена,

Что томится в подземелье

В монастырской темной келье,

Призывая люд честной

Звать захватчиков на бой.

 

Не об этом ли народ

Речи страстные ведет?..

 

На Покров и сход назначен,

Где базар сулит удачу.

В ожидании вестей

Сотни,.. тысячи людей…

 

Все слилось в едином море…

На Руси беда!!. и горе!!.

До торгов ли нам теперь,

Если враг стучится в дверь?

 

Сила есть… Наставь нас, Боже,

Как нам ворога побить?

И никто нам не поможет

Окромя же нас самих!

 

 

XIII

 

Бочка с квасом… То ли диво?

Тоже… чудо на Руси…

Благодатна и красива…

Выпил квасу – будешь сыт.

 

На Руси народ, известно,

Не набалован в еде.

Есть везде для кваса место,

Нету кваса – быть беде!

 

А уж если корка хлеба

Выпадает в горький час…

Где бы ты на свете ни был,

Сразу вспомнишь русский квас.

 

Квас простой,.. на черных корках…

А уж коли на меду!..

То тогда любой Егорка

Отведет рукой беду.

 

Но беда она такая,

В одиночку не придет

и со снегом не растает,

Коль Господь не отведет.

 

Так и бочка, что стояла

В земской праведной избе,

Словно тоже понимала:

«Русь великая – в беде!»

 

XIV

 

Эх ты, Устя Копосовка!..

Эх, Кунавино слободка,

Позади Оки-реки

Рыбаки-стерлядники,..

Кузнецы, да бронники,

Гончары, да плотники.

Бондари посадские –

Водохлебы хватские.

 

Колотырные ряды

Растопырили зады.

Не спроста ладонь горит,

Значит кто-то будет бит.

 

Эй ты, бочка из под кваса,

Нынче в чем твоя вина?

После яблочного Спаса

Опорожнена до дна.

 

На твоей дубовой крышке

Человек большой стоит…

!Эй, посадские, потише:

Минин будет говорить!»

 

XV

 

Кто он Минин?.. И откуда?..

Говорят из Балахны.

Из простого, видно, люда.

Сам Кузьма и Мины сын.

 

Из «работных» по истокам,

Как говаривали встарь.

Но гласит молва далеко:

«По уму – так просто царь!»

 

Муж, что «родом был не славен»,

Земским старостой поставлен

Всем народом над собой.

Сам кряжистый, с бородой.

 

Кудреват, а под кудрями

Взгляд орлиный над бровями.

Справедлив, плечами крут…

Уважает его люд.

 

Слово молвит, как отрубит.

Значит так тому и быть:

«Цыц, посадский! Тихо, люди:

Минин будет говорить!!»

 

 

XVI

 

«Горе бродит по Руси…

Горе!.. Господи, спаси!!.

 

Только мы не лыком шиты,

Даром что ли много биты,..

А за битого на круг

Завсегда полней дадут.

 

По униженной Отчизне

Нам не гоже править тризну.

Коли в дом забрался вор,

Нечто нам терпеть позор!

 

Хватит нам, простому люду,

В доме чествовать паскуду,

Коим Русь разорена!..

Нечто проклята она?..

 

И доколь терпеть все ЭТО

Без достойного ответа?!.

Слава Богу, силы есть

Отстоять Отчизны честь.

 

Призывает под знамена

Нас Казанская икона,

Что прислал нам Гермоген

Ради веры и побед.

 

Раз лиха беда настала,

Нам бояться не пристало!

 

Боевую, видно, рать

Надо сызнова сбирать,

И захватчиков постылых

Бить как следует по рылу,

 

Чтобы помнил каждый тать

Как добро чужое брать.

 

Чтоб ударит по врагу,

Надо «пятую деньгу»

В городах собрать по кругу.

Я тому порукой буду.

 

Если в дом пришла беда –

В шапку все свое отдам!

Перстни, бусы, украшенья…

Все годно для ополченья.

 

Живота не пожалеть –

Надо вора одолеть!

Во главе всего народа –

Князь Пожарский – воевода!

 

Он-то знает как враг

Взять покрепче за рога…

 

Коль возьмемся миром смело,

Бог поможет – выйдет дело!»

 

XVII

 

Зашумел народ честной:

«… Правда,.. Минин! Мы с тобой!»

 

«Больше нам терпеть нет силы!

Постоим за мать-Россию!!»

 

«…Чай, не даром славен Нижний,

Что сосед Москве он ближний!..»

 

«…И не даром крестный ход

Призывает весь народ

Встать под ратные знамена!..»

 

«…Нам Казанская икона,

Будет путь благословлять

До Московского кремля…»

 

«… Нечто дальше горе мыкать,

Коль беда пришла велика!..»

 

«… Коли ты нам бил челом –

Нам не жалко ничего!»

 

XVIII

 

Вот служилый шапку снял,

Своего коня отдал.

Вот боярин тороватый

Сундучок несет богатый,

В коем яхонты горят…

 

Все записывает дьяк,

Не спеша, пером гусиным

Приношения: …братины,

Кубки, серьги, жемчуга,

Злато-серебро,.. меха…

 

Вот купец в кафтане длинном

Протянул оклад старинный,

Вот чувашин снял тулуп,

Вот татарин дал хомут…

 

Вот мордвин кольцо снимает,

Вот вдова деньгу считает

Земляку из Балахны…

 

А юродивый Матюшка

Протянул свою полушку:

«Минич, на мою возьми!»

 

XIX

 

Осень, осень на Руси…

Поздний дождик моросит…

 

Ветер хладен и неистов,

Оборвал давно все листья

В приусадебном саду,

Где рябины снега эждут,

 

Чтоб Мугреево село

Белым снегом замело.

 

В родовом своем именьи

Славный князь на излеченьи,

Во двухъярусных хоромах

Весь израненный и хромый.

 

Чу,.. повозки две на двор,..

Незнакомый разговор…

 

И дозорный докладает:

«К воеводе прибывает

Изо всех чинов отряд,

Бить челом тебе хотят.

 

То из Нижнего прошенье

Во главе встать ополченья,

Чтобы нечисть извести,

Землю русскую спасти».

 

Гости в княжий терем званы,

С ними Минин православный

Входит в горницу крестясь,

На икону помолясь.

 

Тут к посланникам народным

Князь выходит благородный.

Гости бьют ему челом:

«Здравым будь!.. Тебе поклон

от земли Нижегородской

И от всей Руси Московской,

Той, что стонет на земле…

Русь великая в беде!!.

 

И от имени народа

Званым будь на воеводу!»

 

XX

 

Отвечает князь послам:

«Вижу, Бог ко мне послал

Вас от имени народа

Звать меня на воеводу.

Благодарствую за честь

И за праведную весть.

Но не мне опять

Воеводою стоять,

Потому как нынче хвор…

«Нет!»… И кончен разговор!»

«Дело свято! Честь велика,..

 

Но иного надо кликать

Воеводу на Руси…

И его тое просить!»

 

XXI

 

Глас народа – глас святой!

Только Минин не такой,

Чтоб смутиться перед боем…

 

«…Видим, князь, ты вправду болен,

Весь изранен, обожжен,..

Но и нас понять должён:

Нам немножко возвратиться

Без тебя с врагами биться?..

 

Бить челом к тебе пришли

По решенью всей земли!

Меч твой славою отмечен

И в измене не замечен.

 

Зван народом ты самим

И должён престать пред ним!

 

Всей Отчизной православной

Вместе мы с тобою званы,

Потому и нам с тобой

Войско звать на смертный бой!

 

Собирайся, князь, в дорогу.

На коня садись… и с Богом!

 

Сколь тебя мы можем звать?!

Больше Русь не может ждать!!»

 

XXII

 

Горе, горе на Руси!

Горе!.. Господи спаси

От нашествия лихого

И от недруга лютого,

Что в Москве засел в Кремле,

Как на собственном дворе!

 

Но не тешит супостата

Грановитая палата,

Не мягка царя кровать –

Не тому здесь должно спать!

 

Сны какие-то дурные:

Всё старухи, да хромые,

И узорны кирпичи

Выпадают из печи.

Громко вороны кричат,

Вой собачий по ночам…

 

Вой… какой-то жуткий вой…

Будто кто-то за собой

Властно всех зовет в дорогу

Побыстрей встречаться с Богом…

 

И не радует вино,

Будто проклято оно.

И еще одна беда –

Комом в горле вся еда!..

 

Знает кошка: будет дело,

Коль чужое мясо съела!
будет ей ужо урок…

Для расплаты вышел срок!

 

XXIII

 

Нет…не в силе Бог, а в правде!

 

Ты сильнее, если прав ты,

Если правда за тобой,

И идешь ты с нею в бой.

 

В бой за землю предков наших,

В бой за труд на мирной пашне,

В бой за свой родимый дом,

За березку под окном,

За жену и за детей,

За отцов и матерей,..

За родимую страну,

За родную сторону…

 

И тем более РОССИЮ!!.

 

В правде Бог! И он даст силу

Дать врагам еще урок:

Вот вам Бог, а вот порог!

 

XXIV

 

Август стынет на земле,..

Лютый гетман рвется в Кремль,

Гарнизону на подмогу,

К своему взывая Богу.

 

Но у наших – тоже Бог.

Он велик, но он и строг.

 

Видит все как на ладони:

Видит ратников и коней…

Кони сшиблись меж собой…

Бой идет… Смертельный бой.

 

Бой… И тут уж не до смеха…

Кто в лаптях, а кто в доспехах,

Кто с кинжалом, кто с копьем,

Кто в зерцале, кто с дубьем…

 

Против польских воевод

Люд посадский бой ведет,..

Люд торговый, люд служилый,

Мужики мастеровые,

Люди ратные, стрельцы,

Ярославцы-молодцы,..

Муромчане, Вязьмичи,
Москвичи, Коломичи,

 

Патриоты-казаки,

Бобыли, половники,

Луговые и татары,

Балахонские гагары…

 

Все слилось в один поток…

Бог велик, но Он есть Бог!

Бог все видит – шельму метит

И она за все ответит!..

 

За жену и за детей,

За сирот и матерей,

Зв страдания России!..

 

В правде Бог! И Он даст силу

У брегов Москвы-реки

Устоять и победить!

 

XXV

 

Вечер близко… И устали

Сабли сечь и бить пищали…

Кто в печали,.. кто в крови,

Кто в повязке,.. кто убит…

 

Лишь смертельная усталость

Опустилась на заставы,..

Разом всех свалила с ног…

Помоги России, Бог!..

 

Но в решающее время

Минин, доблестное бремя,

Беззаветно Русь любя,

Смело принял на себя.

 

Взялся он отряд возглавить,

Чтоб поляков обезглавить.

 

И ударил в самый тыл

Там, где польские паны

Приготовились отдыхнуть…

 

«Нет, не выйдет! Мы под дых вам

Вдарим так, что будет вам

Злой урок на веки дан!»

 

Там не ждали… И паны

Побегли, задрав штаны!..

 

«... То-то будет вам урок!

Но не весь еще… Дай срок!

Тут еще в Кремле засели

Те, кто посягнуть посмели

На Российский царский трон.

 

Пусть пока едят ворон.

Благо их у нас достаток.

Так и надо супостатам!»

 

XXVI

 

Русь святая,.. сколь ты видела

На своем лихом веку!..

Где ты Господа обидела?..

Все понять я не могу…

 

Сколько горя нахлебалася,

Что по коже аж мороз…

Как пролить тебе удалося

Столько крови, столько слез?..

 

Сколько раз Москва горела,

Но, и выгорев дотла,

Восставала вновь из пепла…

И иначе не могла.

 

XXVII

 

Вновь в Москве первопрестольной

Звон несется колокольный,

Разнося по всей Руси

Наше: «Господи, спаси!»

И известную подмогу:

«Слава Богу! Слава Богу!»

 

Хоть Москва и сожжена, –

возродится вновь она!

 

В качестве ее освобожденья –

Крестный ход с богослуженьем.

Богомольцы там и тут

Славу вечную поют.

 

Над иконой чудотворной

Реют славные знамена.

Светлым утром в ноябре

Ополченье входит в Кремль.

 

Впереди стезею царской

Едут Минин и Пожарский.

Через Спасские ворота.

Следом следует пехота,

Следом конница идет,

Казаки, простой народ,

Москвичи и люд служилый…

«Слава Богу, будем живы!»

 

Наземь… под ноги… покорно…

Пали панские знамена.

Указала Русь теперь

Их хозяевам на дверь.

 

XXVIII

 

«кто он МИНИН?.. И откуда?..

Из какой он стороны?..»

 

«С Волги он. Оттуда будет.

Из усольной Балахны.»

 

Там родился он и рос…

Но не в этом здесь вопрос…

Часто ль встретишь на земле

МУЖИКА!!. и при дворе?!

 

Чтоб присутствовал не зря

При избрании… ЦАРЯ!!.

 

Чтобы вновь на трон московский

Не взобрался отпрыск польский

Или кто еще хужей…

Кто прогонит их взашей?..

 

Что ли царь с боярской свитой

И тугой мошной набитой?..

 

Нет, конечно же!.. Народ!!.

Он на ваыручку придет

Как всегда. И честь имея,

Живота не пожалеет!

 

XXIX

 

Бог на небе, царь в Кремле…

 

…А на грешной сей земле,

Повелось давно на свете:

За царя и за жену,..

За родную сторону…

 

И тем более РОССИЮ!!.

 

В правде Бог! И он даст силу

Отстоять России славу,..

А царю – вручить державу.

 

XXX

 

Царь Кузьму благодарил

И уделом наградил,

И его, простолюдина,

Сделал думным дворянином.

 

Дом пожаловал в Кремле

На родной его земле…

 

Многих был наград достоин

Славный староста и воин,

Но награды раздают

Больше тем, кто мил царю.

 

При дворе тому удача

Кто знатнее и богаче.

Только Минину за честь

И другая милость есть…

 

Не царя,.. – всего народа!..

Чтоб его,.. простого рода,..

Мужика!.. и нарекли:

«…По избранью всей земли!»

 

XXXI

 

Глас народа – Божий глас!

Он – закон и он указ.

Как тебя он наречет –

Столь и будет твой почет.

 

Будет так, как скажут люди:

Сколь отмерят – так и будет!

 

Ну, а если, что не так –

ТАК! ославят на века.

Прозвищем ТАКИМ! одарят,

Что и Бог тебя оставит…

 

ТАК! приляпают на лоб,

Что и поп не отдерет.

 

XXXII

 

В Нижнем Новгороде дивном

Есть собор святой старинный,..

Где под сенью и крестом

Минин спит священным сном,

Совершивший подвиг славный

В честь Отчизны православной.

 

И под скромною плитой

Судит век наш непростой:

 

Так ли мы блюдем законы,

Как иные чтим иконы?

 

В Бога верим так ли мы,

Как во времена Кузьмы?

 

На брегах Оки и Волги

Так ли преданы мы долгу?

Так ли чтим отца и мать,

Как их Минин чтил Кузьма?

 

Так ли мы Россию любим,

Как тогда любили люди

Стародавней старины?..

 

С ними МИНИН – ГРАЖДАНИН!

Садулин Е[9].

 

 

Об авторах

 

1. Ильинский Николай Степанович (1761–1846).

В 1792 и 1794 г.г. посещал Н.Новгород. Служил советником губернского правления в Пскове. Автор первого стихотворения о Козьме Минине написанного в 1794 г. «Описание жизни и бессмертного подвига нижегородского, купца Козьмы Минина».

Источник: Храмцовский Н. Краткий очерк истории и описание Н.Новгорода. В 2 ч. Ч. 1. Примечания. – С. 23.

 

2. Навроцкий Александр Александрович.

Родился в 1839 г. Учился в Военно-юридической Академии. Сотрудничал с журналом «Русская речь». Автор сборника «Сказание минувшего: Русские былины и предания в стихах», изданного в 1896 г., в т.ч. поэмы «Козьма Мини», песни «Есть на Волге утес» и др. Умер в 1914 г.

 

3. Садовский Борис Александрович (1881–1952).

Родился в г. Ардатове Нижегородской губернии. Автор исторических романов, стихов. Сотрудничал с Валерием Брюсовым, дружил с Николаем Гумилевым. Автор гимна в память 300-летия подвига нижегородского ополчения 1611–1612 г.

Источник: Постановления и доклады Обыкновенного Дворянского Собрания за 1911 г. – Н.Новгород, 1912. – С. 219.

 

4.Садулин Евгений.

Родился в 1946 году в г. Горьком. Автор 4-х поэтических сборников и стихов: «Учитесь слушать тишину» (1997г.), «Ледоход», «Весенний дождь» и др. Поэтическая поэма «Минин» (2001 г.) – пятая книга автора.

 

5. Сухорукова Мария Арсентьевна.

Родилась в 1952 г. в Волгоградской области. Окончила историко-филологический факультет Волгоградского педагогического институту. Живет в Нижегородской области. Автор нескольких сборников стихотворений в т.ч. «Памятника Козьме Минину»

Источник: Нижегородская старина. – 2001. – № 1 (янв.). – С. 16


[1] Здесь и далее орфография как в первоисточнике – см. Навроцкий А.А. (Н.А. Вроцкий) Русские былины и предания в стихах. – СПб, 1896. – С. 96–105.

[2] Навроцкий А.А. (Н.А. Вроцкий) Русские былины и предания в стихах. – СПб, 1896. – С. 96–105.

[3] Нижегородская старина : ист. издание. – 2001. – № 9. – С. 16.

[4] Нижегородская старина. – 2001. – № 1. – С. 16.

[5] Написано автором 20 июля 1794 года под впечатлением посещения Нижнего Новгорода и могилы Кузьмы Минина. Напечатано в том же году в Нижегородской губернской типографии.

[6] Здесь и далее орфография как в первоисточнике

[7] Храмцовский Н. Краткий очерк истории и описания Нижнего Новгорода. В 2 ч. Ч. I. – Н.Новгород, 1897. – С. 23.

[8] Сборник. Том XI. Памятник истории Нижегородского движения в эпоху смуты и земского ополчения. 1611–1612гг. – Н.Новгород, 1911. – С. 439–441.

[9] Садулин Е. Минин : поэма / вступ. статья и общ. ред. Ю. Галая. – Н.Новгород, 2001. – 95 с.

copy.yandex.net

 
Четверг, 27 июля 2017
Спасительница России

Икона Божией Матери Казанская

С Ней, Спасительницей России, Нижегородское ополчение под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского в 1612 году освободило Москву.

НОВОСТИ  ДНЯ
Земля Нижегородская
  • В Старопечерской церкви Нижнего Новгорода отметили престольный праздник

  • Расходы областного бюджета на выплату зарплаты учителям школ Нижнего Новгорода в 2017 году сократятся на 10%

  • В Дивееве на пожертвования будет построен памятник семье последнего русского императора

  • Производство продуктов питания выросло в Нижегородской области

  • Выставка к 130-летию фотографической деятельности Максима Дмитриева

  • Спецоперация по задержанию причастных к терроризму в НН

  • В Нижегородском регионе проходит эстафета добрых дел

  • Впервые за 10 лет бюджет Нижегородской области на 2017 году будет бездефицитным

  • В нижегородском Заксобрании выбрали руководство

  • Архиерейские богослужения на 11-13 октября

  • Митрополит Георгий принял участие в съезде игуменов и игумений монастырей РПЦ в Москве

  • Рабочее движение по новой переправе откроют уже в начале ноября

  • Ковчег с мощами святой Матроны Московской встретили в храме в честь иконы Пресвятой Богородицы «Умиление»

  • В Балахне прошло празднование Дня земли Балахнинской

  • Митрополит Георгий провел встречу с представителями администрации Нижнего Новгорода

  • В России
  • Путин поручил обогнать мировую экономику

  • Иностранные спецслужбы готовят кибератаки на российские банки

  • Промышленность пошла в рост за счет господдержки машиностроения

  • Правительство выделит 191 млрд рублей на высокотехнологичную медпомощь

  • Импортозамещение позволило снизить бедность

  • В Кремле вручили награды за любовь к русской культуре

  • У Кремля торжественно открыли памятник князю Владимиру

  • Сельское хозяйство вышло на прибыль

  • Депутатам урежут зарплату за прогулы

  • Правительство перераспределило средства на строительство стадионов

  • Путин озвучил мирные инициативы по Сирии и Донбассу

  • ВЦИОМ: россияне выбирают семью и успех

  • Центробанк опасается новых кредитных пузырей

  • Реформа накоплений обернется повышением пенсионного возраста

  • Что потребовал Путин в обмен на плутоний

  • Россиянам предложат альтернативную пенсию

  • Выборы в Госдуму так и не стали образцово-честными

  • Кто такая новый детский омбудсмен Анна Кузнецова

  • Резервный фон д сократился на 18% за месяц

  • Путин: вопрос о Крыме исторически закрыт

  •  

    © Фонд памяти митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова)

    Россия, 603000, г. Нижний Новгород, пл. Максима Горького, д.1/61, лит. А

    E-mail: mitropolitfound@gmail.com; тел./факс: (831) 430 97 28

     

    Artmebius