Митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай

Нина ЗВЕРЕВА: Бабушка и икона

 
Эту историю я давно сделала бонусом к лекции на тему: «Поиск героев в телевизионном репортаже и документальном кино». Я рассказываю ее только в одном случае – если студенты выполняют все задания, внимательно слушают, а, самое главное, под финал лекции напоминают мне о том, что я обещала им бонус в виде рассказа «про бабушку и икону». И вот когда устанавливается доброжелательная тишина, я начинаю рассказ, и каждый раз испытываю волнение, потому что эта история наполнена чудесами и мистикой. Мне не так просто ее рассказывать, как многие другие истории.

Представьте себе: июнь 1991 года. Жизнь в полуголодной России на грани демократического переворота. Горбачев уже надоел. Ельцин еще не у дел. Талоны, очереди. Явное массовое недовольство граждан России. Немцов уже Депутат Верховного Совета. Явлинский пишет программу «900 дней». Горбачев пытается сохранить СССР, который разваливается на глазах. У меня свои проблемы. Уже в мае мы со Сладковым стали «номинально» сотрудниками нового Российского телевидения, но у нас нет ни зарплаты, ни камеры, ни полномочий. Наш фильм «Здесь он был счастлив» о жизни Андрея Дмитриевича Сахарова в Арзамасе-16 в 1950-е годы был неоднократно показан по РТР. И мы уже имеем статус собкоров, и много пожеланий из Москвы, что нужно делать и как много нужно снимать. Но камеры нет, машины нет, зарплаты нет, и мы остаемся сотрудниками Горьковского ТВ, где тоже приходится много и упорно вкалывать.

Именно в этой ситуации раздался звонок, и незнакомый голос сообщил мне, что меня срочно требует к себе старушка по имени Нина Васильевна. А живет старушка на берегу реки Ветлуга, близко от святого озера Светлояр, и это весьма далеко от Нижнего Новгорода.

Был рабочий день, и я не хотела (да и не могла) никуда срываться с места. Но голос в трубке был очень настойчив. Мне сообщили, что речь идет о жизни и смерти, так как старушка Нина Васильевна имеет в доме дорогую икону Серафима Саровского, и может доверить эту ценность только «Нине Зверевой, никому другому».

Я не буду описывать свои отношения с религией и церковью. Легче сразу сообщить, что эти отношения никак не складывались. Я родилась в семье, где детей не крестили, в церковь не водили и не верили в загробную жизнь. При этом мы с мамой часто обсуждали, что есть высшая сила, которая помогает выжить - это вера в людей, вера в себя, соблюдение незыблемых правил чести и совести, которые, как мы знаем, хорошо описаны в Библии.

Короче говоря, в этот день я была одета в яркую желтую майку с надписью «Интурист» и черную юбку с желтыми пуговицами. Именно в этом наряде я все же отправилась к бабушке на берег Ветлуги, предварительно выпросив у одного поклонника камеру Super VHS, а у другого поклонника - машину с золотозубым водителем Лешей. Верный Сладков, осторожно подначивая меня, тоже отправился спасать икону. Мы с Мишей никогда не обсуждали вопросы веры, потому что он не только всегда носил крест, но и придерживался принципов православия, никогда не афишируя этого вслух. В общем, ехали мы три с половиной часа на север области, но когда нашли маленький перекошенный дом около цветущего вишневого сада, то не пожалели о долгой дороге. Маленькая худенькая женщина бросилась на встречу с воплем:

- Ниночка! Ты приехала! Пойдем к нему! Ты должна мне помочь!

Меня повели в дом, Миша с камерой на плече шел следом. И мы снимали на камеру эту старую избушку, в которой сначала было темно-темно, а потом будто возник луч солнца. Огромная икона с ликом Серафима Саровского, оправленная настоящим золотом, занимала половину стены и давала свет. Нина Васильевна суетилась, и все время обращалась к Сладкову с просьбой помочь снять икону. И он одной рукой снимал кино, а другой рукой снимал икону. И получились дорогие кадры с замечательным звуковым сопровождением в стиле «лайф»…

«Сынок, помоги! Чай, она тяжелая. Помоги сынок, брось бандуру свою. Вдруг упадет она. Надо на стол положить. Вот так…»

Далее пауза.

«Серафимушка! Радость моя! Как мне проститься с тобой? Каждую ночь лезут плохие люди с топором. Хотят меня зарубить и тебя отнять. Да только не дает им Господь права на это. Устала я тебя защищать, сил нет. Вот приехала Нина. Ее все знают. Она тебя отдаст патриарху Алексию. Ты возвратишься в Дивеево. Я знаю. По радио сказали, что мощи Серафима Саровского везет в Дивеево сам патриарх. Вот мы с Ниной и передадим тебя в его руки. И будет все правильно. И лик твой светлый, и мощи твои святые в одном месте»

Пауза. Плачет.

«Серафимушка, как я жить-то буду без тебя? Я как заболею, только ты и вылечишь после молитвы. А за водой на Ветлугу пойду, бывало, упаду с ведерком тяжелым - мочи нет назад возвращаться. А ты шепчешь: «Ничего, вставай, иди. Я тебе помогу”. И нога ступает легко, и силы появляются. Как я без тебя?»

Она причитала, шептала. Мы с Мишей оба, кажется, плакали.

На стене остался огромный черный след от иконы. Мы завернули икону в одеяло, но она никак не убиралась в багажник. Так и пришлось веревочкой завязать, оставив багажник открытым.

Я узнала, что отец Нины Васильевны был священником в огромном храме на озере Светлояр в селе Владимирском. Когда в конце 1930-х рушили церкви, он раздавал по домам верных прихожан лучшие иконы, а лик Серафима Саровского, который, как он говорил своей дочери, писали дивеевские монахини, оставил у себя дома. И строго наказал дочери беречь икону пуще любого богатства. Она и берегла. И чтила Серафима Саровского, как Господа Бога. У нее рос сын. Муж спился да помер. Сын уехал в Нижний. Только случайность помогла ей выстоять в неравной борьбе с любителями легкой наживы. Два окна в избе было разбито грабителями, но каждый раз им что-то мешало. То сын ночевал у матери, то собака соседская залаяла. Нина Васильевна почему-то попросила племянницу позвонить мне, когда увидела по телевидению, как процессия во главе с патриархом Алексием возвращает святые мощи Серафима Саровского в Дивеевский монастырь.

Теперь представьте себе ситуацию. 4 часа дня. Я обещала к вечеру вернуть камеру и вернуть машину «Волга» с верным водителем Лешей. У нас со Сладковым тоже работа утром в студии Горьковского ТВ. А передо мной чуть не на коленях стоит маленькая старушка, и просит отдать икону в руки патриарха, а взамен выпросить ей маленький образ Серафима Саровского. Но не просто образ, а «освященный» самим патриархом.

От ее деревни на Ветлуге до Арзамаса, где проходила процессия, более 500 километров. Я посмотрела на мужиков и поняла, что они, как и я, не могут отказать. И мы тронулись в путь на черной «Волге» с открытым багажником, завязанным веревочкой. Сладков тревожно сообщил, что меня в моей одежде ни в одну церковь никто не пустит, и необходимо иметь косыночку на случай, если я захочу войти внутрь храма. Как он был прав!

Мы еле успели в Арзамас. Там пели прощальные молитвы, и процессия должна была тронуться в последний путь до села Дивеево. Я ринулась внутрь огромного храма в центре Арзамаса, но меня сразу остановили монахи: кто такая? Куда? Зачем? Желтая майка с надписью «Интурист», черная юбка с яркими желтыми пуговицами в этот момент выглядели более чем странно. Я отважно вынула пояс от юбки и намотала его себе на голову в слабой надежде, что эта конструкция будет напоминать вожделенный платок. Желтая пряжка торчала как раз над ухом. Монахи пришли в полное негодование, и попросили отогнать нашу машину подальше от храма.

Но тут на мое счастье на шум вышел помощник нижегородского митрополита Николая. Он сразу узнал меня, и попросил строгих монахов отойти в сторону. Я сбивчиво поведала про бабушку и икону. Он попросил показать икону и… ахнул! Чуть не потерял сознание, когда золотозубый Леша отвязал веревочку и открыл багажник.

С этого момента все изменилось. И я это почувствовала. Я гордо вернула пояс юбки на место и вошла в храм с заднего хода. Следом шли монахи с нашей иконой, а завершали шествие маленькая Нина Васильевна и Сладков с камерой на плече. Первое, что я заметила - это богато накрытые столы с водкой, осетриной, колбасой. В общем, мое материнское сердце обдало болью, потому что мои дети давно забыли, как может выглядеть вкусная, сытная пища. А потом я увидела патриарха. Мы встретились глазами, он узнал меня и улыбнулся дружелюбно. Рядом с ним сидел бывший секретарь обкома партии Нижегородской области. Его фамилия была Христораднов. В те времена он возглавлял комитет по делам религий при ЦК КПСС. Мне стало невероятно весело, потому что вместо «Слава КПСС» он вполне внятно произносил «Аминь», и это казалось просто невероятным!

Митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай быстро прошептал патриарху несколько слов обо мне, и, как я поняла, основная мысль была такая: лучше с ней дружить, чем спорить. Но патриарх не собирался спорить. Он сделал потрясающий пиар-ход, взяв чуть ли не на руки нашу Нину Васильевну и водрузив икону на самое освещенное место в этом зале. Он заставил встать всех служителей церкви и монахинь и произнес короткую пламенную речь о том, что Серафим Саровский продолжает творить чудеса, и явление этой изумительной иконы из рук маленькой верующей женщины – это несомненное чудо. Он сказал, что дальнейший путь мощей Серафима Саровского и обретенная икона с его святым ликом в золотой оправе продолжат вместе.

Наивная, я радостно кивала и улыбалась. Только через три минуты, когда икона внезапно исчезла с наших глаз, а вся процессия в быстром темпе двинулась в сторону Дивеево, я поняла, что бабушка осталась без всякой надежды на подарок в виде новой маленькой иконы из рук патриарха. Сладков побежал в ближайший церковный магазин и купил несколько вариантов лика Серафима Саровского. Но она отвергла их все, настаивая на том, что икона должна быть освященной самим патриархом, иначе она не может вернуться домой.

Было одиннадцать вечера, и Леша очень нервничал. Мы со Сладковым тоже были давно уже усталые и голодные, а утром нас ждала работа. Но маленькая хрупкая Нина Васильевна в этот момент была сильнее всех нас троих вместе взятых.

Леша вздохнул, и мы поехали догонять процессию в Дивеево. Но у нас уже не было иконы, и меня без косынки в дурацкой майке непримиримые казаки не пустили в храм к патриарху. Толпа превратилась в шумный поток. Нас разрывали со Сладковым этим потоком на разные берега, мы падали, поднимались, пытались найти нашу бабушку и сделать что-нибудь, чтобы добиться справедливости и выполнить обещание. Но, увы…

Никогда не забуду крик какого-то распорядителя:

- Товарищи водители! Разбирайте батюшек по машинам. Уезжаем ночевать! В мгновение ока дяденьки в черных рясах и белых одеждах с золотыми украшениями впрыгнули в свои машины, и исчезли из Дивеева в неизвестном направлении. Было двенадцать часов ночи. Я почти потеряла надежду. Глядеть на нашу бабушку было просто невозможно. Она тихо молилась в уголке на заднем сидении, и только иногда взглядывала на меня с невероятной надеждой во взоре.

И тогда во мне проснулись какие-то другие силы. Я нашла распорядителя и налетела на него с требованием сообщить, куда уехал патриарх. Он сначала держался, потом сдался под моим напором и сказал, что делегация поехала на ночевку в закрытый саровский пансионат, куда никого не пускают. Однако путь он объяснил. Леша, стараясь не смотреть мне в глаза, все же путь запомнил. И мы поехали ночью сквозь тополиный пух, как сквозь снег. Бабушка притулилась к Мишиному плечу и задремала. А я думала, как мне взять штурмом закрытые ворота в условиях, когда двое бравых мужчин готовы поддержать меня только морально, но не физически. Мне очень повезло. Охранники узнали меня по голосу, и легко приняли версию о том, что патриарх назначил мне время для интервью за полночь. Миша вышел из машины с камерой на плече только с одним вопросом: «Ты уверена?»

Мы с какого-то заднего хода вошли в этот закрытый пансионат. И тут - о чудо! - первой и единственной персоной на нашем пути оказался патриарх Алексий, облаченный в нижнее белье. Он был очень удивлен, но не рассержен. Естественно, мы не стали ничего снимать на камеру, но я постаралась изложить ситуацию как можно спокойнее и как можно понятнее.

Я сказала, что Нина Васильевна готова принять новый образ Серафима Саровского только из его рук, и я ей это обещала. Поэтому мы никак не можем оставить его в покое. Он кивнул и ровным, могучим, поставленным голосом сказал, что во время заутренней молитвы в дивеевском храме скажет опять благодарные слова в ее честь, и вручит ей прилюдно новую икону с ликом Серафима Саровского. А потом отправит ее на своей машине домой.

- Уезжайте. Доверьтесь мне, - говорил мне патриарх Алексий не один, не два и не три раза.

А я все волновалась за свою старушку.

Позже Миша и водитель Леша помогли мне уговорить Нину Васильевну поселиться в этом пансионате и поверить патриарху, а она все цеплялась за меня и просила не оставлять ее одну.

Мы все же уехали, и встретили восход на подъезде к Нижнему. Все молчали, тревожились. Уже вечером я позвонила племяннице на работу и узнала, что Нину Васильевну с почетом и с новой иконой действительно отвезли до самого дома, и она мне очень благодарна.

А уж как я ей благодарна! Этого не передать. «История про бабушку и икону» - одна из самых любимых и незабываемых страниц моей журналисткой жизни.

Нина Зверева

На снимке: с картины неизвестного художника. 

www.ninazvereva.ru

 
Вторник, 25 апреля 2017
Спасительница России

Икона Божией Матери Казанская

С Ней, Спасительницей России, Нижегородское ополчение под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского в 1612 году освободило Москву.

НОВОСТИ  ДНЯ
Земля Нижегородская
  • В Старопечерской церкви Нижнего Новгорода отметили престольный праздник

  • Расходы областного бюджета на выплату зарплаты учителям школ Нижнего Новгорода в 2017 году сократятся на 10%

  • В Дивееве на пожертвования будет построен памятник семье последнего русского императора

  • Производство продуктов питания выросло в Нижегородской области

  • Выставка к 130-летию фотографической деятельности Максима Дмитриева

  • Спецоперация по задержанию причастных к терроризму в НН

  • В Нижегородском регионе проходит эстафета добрых дел

  • Впервые за 10 лет бюджет Нижегородской области на 2017 году будет бездефицитным

  • В нижегородском Заксобрании выбрали руководство

  • Архиерейские богослужения на 11-13 октября

  • Митрополит Георгий принял участие в съезде игуменов и игумений монастырей РПЦ в Москве

  • Рабочее движение по новой переправе откроют уже в начале ноября

  • Ковчег с мощами святой Матроны Московской встретили в храме в честь иконы Пресвятой Богородицы «Умиление»

  • В Балахне прошло празднование Дня земли Балахнинской

  • Митрополит Георгий провел встречу с представителями администрации Нижнего Новгорода

  • В России
  • Путин поручил обогнать мировую экономику

  • Иностранные спецслужбы готовят кибератаки на российские банки

  • Промышленность пошла в рост за счет господдержки машиностроения

  • Правительство выделит 191 млрд рублей на высокотехнологичную медпомощь

  • Импортозамещение позволило снизить бедность

  • В Кремле вручили награды за любовь к русской культуре

  • У Кремля торжественно открыли памятник князю Владимиру

  • Сельское хозяйство вышло на прибыль

  • Депутатам урежут зарплату за прогулы

  • Правительство перераспределило средства на строительство стадионов

  • Путин озвучил мирные инициативы по Сирии и Донбассу

  • ВЦИОМ: россияне выбирают семью и успех

  • Центробанк опасается новых кредитных пузырей

  • Реформа накоплений обернется повышением пенсионного возраста

  • Что потребовал Путин в обмен на плутоний

  • Россиянам предложат альтернативную пенсию

  • Выборы в Госдуму так и не стали образцово-честными

  • Кто такая новый детский омбудсмен Анна Кузнецова

  • Резервный фон д сократился на 18% за месяц

  • Путин: вопрос о Крыме исторически закрыт

  •  

    © Фонд памяти митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова)

    Россия, 603000, г. Нижний Новгород, пл. Максима Горького, д.1/61, лит. А

    E-mail: mitropolitfound@gmail.com; тел./факс: (831) 430 97 28

     

    Artmebius