Митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай

IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII

Детство, юность

Родители Николая Кутепова Василий Ильич, Варвара Ивановна и бабушка Мария Евдокимовна

Нам не очень много известно о детских годах жизни Владыки Николая, весь опыт прошедшей жизни научил его быть малооткровенным. При всей своей публичности и обилии интервью он оставался очень закрытым человеком. Только в последние годы жизни Владыка стал более открытым, позволил снять о себе фильм на ТВ, где говорил о детстве, родителях, но, на наш взгляд, очень мало и кратко. 

 

Пришлось опросить многих людей, с которыми митрополит был достаточно близок, а также совершить поездку на родину Владыки – в Тулу, чтобы найти дополнительную информацию о нашем глубокочтимом митрополите. Что же удалось узнать?

 

Отец Владыки Николая, Василий Ильич Кутепов, родился в местечке Абакумовские Выселки Богородицкого уезда в семье казённых крестьян. Там храма не было, и на второй день после рождения младенца отвезли в соседнее село Крюково, где в церкви Знамения Пресвятой Богородицы он и был крещён. В метрической книге церкви появилась запись от 21 февраля 1890 года, которая гласит: 20 февраля родился, а 21 февраля был крещён младенец мужского пола Василий. Его родители – казённые крестьяне: отец Илья Васильевич Кутепов и его законная жена Мария Евдокимова, оба православного исповедания. Восприемниками ребёнка стали: брат отца Петр Васильевич Кутепов, казённый крестьянин того же села, и жена казённого крестьянина Марка Хрисанфова Протопопова – Анна Васильева. Крещение совершил священник Николай (Надеждин) и псаломщик Григорий Любомудров.

Страница метрической книги церкви Знамения Пресвятой Богородицы с записью о крещении Василия Кутепова

 

В Абакумовских Выселках проживал большой клан Кутеповых, состоявших в родстве друг с другом. Сейчас достаточно трудно восстановить всю родословную, но в метрических книгах нам встретились имена казённых крестьян Андрея Андреевича Кутепова, Павла, Петра и Феодора Кутеповых.

 

Из церковных книг мы узнали, что благочинным в Богородицком уезде служил иерей Иоанн Кутепов, псаломщиком в церкви Знамения был Иосиф Кутепов. Семьи Кутеповых были многочисленными, у всех было по многу детей.

 

О маме, Варваре Ивановне Кутеповой, в девичестве Алёхиной, сведений также мало. Известно, что 29/30 ноября 1892 года в церкви села Костомарово Вышнее Крапивинского уезда Тульской губернии была проведена регистрация рождения/крещения младенца Варвары, о чём свидетельствует запись под № 55. Родители новорождённой: казённый крестьянин деревни Спицино Иван Васильевич Алёхин и его законная жена Анна Васильевна, оба православного вероисповедания. Восприемниками новорождённой были казённый крестьянин д. Спицино, уволенный в запас из армии канонир Андрей Илларионович Алёхин и села Костомарово казённого крестьянина Павла Трифоновича Алёхина дочь – девица Александра Павловна.

 

Владыка говорил, что по линии матери две её сестры, Екатерина и Пелагея, были монахинями Тульского Успенского монастыря. В архивных документах этого монастыря мы и обнаружили двух сестёр Алёхиных: Екатерину 1888 года рождения и Пелагею 1891 года рождения. Они были грамотные, Екатерина несла церковное послушание, а Пелагея проходила послушание при настоятельнице. Екатерина поступила в монастырь в 1909 году, Пелагея – в 1910-м3.

 

Среди имён послушниц монастыря нам встретилось имя Ефросиньи Ивановны Кутеповой, из крестьян, 1885 года рождения, неграмотной, поступившей в монастырь в 1906 году из Спасской волости Крапивинского уезда, проходившей послушание при монастырском хуторе4. Установить степень родства её с другими Кутеповыми пока не удалось.

По словам Владыки, мама была рыжеволосой и белокожей. Фотография, запечатлевшая молодых родителей, подтверждает: мама была стройной, красивой девушкой с одухотворённым лицом.

Владыка вспоминал: «…В моём роду почти все мужчины, все мои дяди по линии отца были людьми могучими, здоровыми и ещё до революции служили в царской гвардии. Один из них, Семён Федорович Кутепов, остался служить в армии и после 1917 года, воевал в Великую Отечественную и даже вошёл в русскую литературу как прообразгенерала Серпилина в романе Константина Симонова«Живые и мёртвые»…»

 

Если мужчины в роду были воинами, то женщины – молитвенницами.

 

Родители Владыки Николая повенчались, скорее всего, в 1912 году, Василию Ильичу было 22 года, а Варваре Ивановне – 20. Жили молодые супруги в доме родителей мужа на хуторе Кутепово. Видимо, уже к этому времени дед Илья Васильевич стал жить в собственном доме в двух верстах от Абакумовских Выселок, на собственной земле, на хуторе, получившем название по его фамилии. Земли было много, держали скот, выращивали хлеб, сажали сады, трудились не покладая рук. Хозяйство было крепким, зажиточным.

 

В 1913 году 25 декабря в семье молодых родилась дочка, которую назвали Ниной. Затем долгих одиннадцать лет детей не было, и все эти годы Варвара Ивановна горячо молилась святителю Николаю Угоднику, прося о рождении сына, наследника. Господь услышал молитву матери, и сын появился на свет 4 октября 1924 года на хуторе Кутепово. К тому времени Абакумовские Выселки уже были переименованы в Большие Калмыки. И запись о рождении Николая была сделана в Большекалмыкском сельсовете Болоховского района Тульской области. В метрике о рождении мы читаем: в семье крестьянина Василия Ильича и его жены Варвары Ивановны родился сын, названный Николаем. Сын Николай был ребёнком долгожданным, вымоленным. 4 октября церковь празднует Обретение мощей свт. Димитрия, митрополита Ростовского, и Варвара Ивановна пошла за советом к священнику: как назвать ребёнка, ведь она молилась св. Николаю! Батюшка сказал: «Молилась св. Николаю, обещалась, так и называй Николаем». Так и сделали. Рос Николай ребёнком здоровым, шумным, весёлым.

Первая фотография будущего Владыки

 

Варвара Ивановна настолько хорошо знала церковную службу, что приводила своего непоседу сына в церковь только к пению Херувимской, когда весь храм готовился к причастию. Коленька не успевал устать к этому времени, не бегал по храму, не шалил, а заворожённо слушал церковное пение и с благоговением подходил к причастию. Посещение храма для мальчика всегда было радостью, праздником. Так прошли шесть лет самой счастливой и светлой жизни в большом и просторном доме деда, о которых Владыка с большой теплотой вспоминал позднее. Семья Кутеповых после революции ещё 13 лет жила на хуторе. Казалось, так будет всегда.

 

Наступил 1929 год, и в дружной семье Кутеповых родился третий ребёнок – девочка, которую назвали Риммой. Все были ей рады, особенно Николай: теперь не он был самым маленьким в семье.

 

Но следующий, 1930 год принёс горе: хозяйство раскулачили, а семью, изгнав из родного дома, выслали с хутора.

 

11 апреля 1930 года состоялось заседание комиссии Тульского окрисполкома, на котором хозяйство Кутеповых было признано кулацким. В тексте постановления, направленного Оболенскому РИКу, говорится, что до революции Кутеповы владели землёй и лесом, в хозяйстве имелись молотилка и косилка, для своих нужд они эксплуатировали наёмную рабочую силу. Понятно, что донос на Кутеповых поступил из родного села, где кому-то их хутор мозолил глаза. Василий Ильич попробовал жаловаться в вышестоящие инстанции и ходатайствовал об отмене постановления, но это было бесполезно.

Документы о раскулачивании семьи Кутеповых

     

5 мая 1930 года Московская окружная комиссия направила в Тульскую окружную комиссию по утверждению списков раскулаченных выписку из протокола заседания, где говорилось: «…ввиду того, что хозяйство Кутепова до революции владело землёй и лесом в 120 десятин, занималось торговлей лесом, а после революции арендовало землю с применением как сезонной, так и постоянной наёмной рабочей силы и, кроме того, при наличии с/хоз. Машин эксплуатировало окружающее население, постановление Тульской окр. комиссии от 11/IV- 30 г. о раскулачивании признать правильным и жалобу оставить без последствий».

 

Поездка в Большие Калмыки (бывшие Абакумовские Выселки) для сбора материалов, встречи и разговоры с жителями деревни и особенно с 80-летней Лидией Николаевной Яньковой помогли лучше понять, что же здесь происходило в 1930-е годы. Этот край Тульской губернии издавна богат углем, добываемым с незапамятных времён. Здесь никогда не произрастали густые леса, здесь много шахт и до сих пор отвалы пустой породы возвышаются на полях, словно горы. Лишь небольшие перелески, просвечивающие на солнышке, разделяют пашни, поэтому явной ложью было приписать Василию Ильичу владение большим лесным участком и уж тем более торговлю лесом. Но кто из обвинителей хотел в этом разбираться? Проще было всё отнять, крепкое крестьянское хозяйство разорить, а семью с хутора выселить. Пострадали от подобных обвинений и другие Кутеповы, у которых было крепкое хозяйство и большие сады.

 

По милости Божией Василий Ильич смог избежать высылки семьи в Калмыкию, он перевёз своих домочадцев в Тулу, где они поселились в небольшом домике на самой рабочей окраине – на улице Епифанской, в местечке, называемом Чулково (в нынешнем Пролетарском районе Тулы). Здесь, в частных деревянных домиках, жили в основном рабочие оружейных заводов. Улица была вымощена булыжником, который после дождя белел, словно сахар. На ночь окна в доме закрывались ставнями, как в родном доме деда, на хуторе. А ещё на улице держали коз и коров и по утрам их гнали на заливные луга к речке Упе, а вечером стадо возвращалось домой. Этот уголок старой Тулы очень напоминал жизнь села. Мостов через реку Упу было несколько: железный, деревянный, чугунный. Один соединял остров, на котором находился Оружейный завод, с Заречьем, другие соединяли заречную часть города с центром.

Дом на улице Епифанской, где жила семья Кутеповых

Отец много работал, поскольку только он обеспечивал семью, а семья была большая: пятеро детей, старики-родители, а после закрытия Тульского Успенского монастыря в дом Варвары Ивановны пришли её сестры-монахини Екатерина и Пелагея. Устроиться на высокооплачиваемую работу отцу было сложно, несмотря на то что он был грамотным, много знал, обладал хозяйственной сметкой: ему разрешалось работать только в небольших конторах, так как он был из раскулаченных. Он устроился на работу в лесное хозяйство, позже – в банно-прачечное.

Василий Кутепов среди работниц банно-прачечного хозяйства

 

Варвара Ивановна не работала, она всегда занималась домашним хозяйством. В этом ей помогали дети и сёстры. Кутеповы держали корову, кур, за домом был огород. У каждого ребёнка были свои обязанности: кто-то полол, сажал, а кто-то воду носил. Мама была хорошей хозяйкой, Владыка вспоминал: в доме всегда были пироги и плюшки. В пост пеклась постная выпечка, не менее вкусная, чем в мясоед. Николай очень любил мамины плюшки, коврижки, печенье, ему казалось, что так должно быть в каждом доме – вкусный запах пирогов. Особенные блюда мама готовила на Пасху: куличи, несколько видов творожной и сметанной пасхи, «царскую ватрушку», фруктовые и мясные рулеты, коврижки – всё это украшало праздничный стол, рецепты их приготовления до наших дней сохранила младшая сестра Владыки – Римма.

 

Недалеко от дома Кутеповых находилось несколько церквей: во имя Рождества Христова, во имя вмч. Димитрия Солунского (на кладбище), во имя Донской иконы Божией Матери. Ближе всего к дому Кутеповых стоял самый древний – храм во имя Рождества Христова, построенный Акинфием Никитичем, сыном основателя железно-чугунных заводов в Туле Никиты Демидова. В 1728 году умерла его жена Евдокия Тарасовна и была похоронена возле деревянной тогда Рождественской церкви.

 

В 1732 году Акинфий Никитич построил на месте деревянной церкви каменный храм, богато украшенный иконами и медными люстрами «чудной работы невьянских мастеров». К моменту поселения семьи Кутеповых в Туле в этом храме было уже три престола: во имя Рождества Христова, во имя свт. Димитрия Ростовского, во имя свв. Бориса и Глеба. Рядом с храмом стояла стройная колокольня, и звон её колоколов перекликался с другими.

 

Возможно, что посещение церкви с самого раннего возраста повлияло на душу и мировоззрение маленького Николая, а может быть, это именно и есть та богоизбранность, которая так роднит его с большинством русских святых, но с самого раннего детства он очень любил строить церкви и произносить молитвы, повторяя слова диакона и священника.

 

Вера в Бога в семье Кутеповых была глубокой, искренней и естественной. Младшая сестра Римма вспоминала: «…Он словно родился со своей церковностью, не играл в обычные детские игры, а всё церкви строил из кубиков, щепочек и песка».

 

В Туле было много чудесных древних храмов и монастырей. Думается, что и тётушки-монахини рассказывали своему племяннику много интересных и поучительных историй из жизни святых угодников Божиих, истории святых обителей. Это не могло не оставить доброго следа в его душе.

 

Вся последующая атеистическая борьба советского государства с собственным народом будет проходить на глазах Николая. Он видел закрытие и уничтожение храмов, поругание святынь, разгон монашествующих. Власти призывали бороться с религией и бояться попов. С кем нужно было бороться, кого бояться Николаю? Родных тётушек? Кого не любить и считать мироедами и кулаками? Своего деда и отца? Перед ним, по счастью, не стоял вопрос выбора: он любил Бога и всю свою семью.

 

В семь лет Коля пошёл в школу № 25, которая находилась на той же Епифанской улице, где был его дом, в здании бывшей Никольской гимназии. Учиться он хотел, ему было интересно получать знания. Но именно со школы начнутся для него испытания, которые он будет преодолевать, отстаивая своё понимание жизни. Самым сильным впечатлением детства стала атеистическая «борьба» всей школы с маленьким Колей, учеником начальных классов.

Школа № 25 (бывшая Никольская гимназия)

Владыка рассказывал: «Кто-то из учителей узнал, что я хожу в церковь. И вот прихожу я в школу, а в коридоре строем стоят дети всех трёх или четырёх начальных классов и кричат мне в лицо: «Поп! Поп! Поп!» Сколько пророческой истины было в их крике…».

Один Бог знает, как трудно было маленькому Николаю пережить это испытание, сколько мудрости и любви оказалось у его родителей, чтобы всё правильно объяснить сыну, чтобы не отвернулся он от Бога, не бросил церковь. И ведь он справился, не впал в отчаяние и даже не стал хуже учиться. В 25-й школе в начальных классах преподавала удивительная учительница Александра Георгиевна Вознесенская, 1872 года рождения, ещё до революции окончившая Тульскую женскую гимназию. Она была дочерью диакона Николо-Зарецкой церкви и почти 50 лет своей жизни проработала учителем в школе. Даже внешне она напоминала дореволюционную учительницу: седые волосы были красиво уложены в причёску, длинное коричневое платье украшал кружевной воротничок. Она была требовательной, строгой, но в то же время справедливой, мудрой, очень доступно объясняла трудный материал, умела увлечь ребят интересной книгой, учила детей рисовать, лепить. Как-то Владыка рассказывал, какой в его представлении должна была быть школьная учительница, именно такой образ он и нарисовал.

 

В пионерах Николай был всего один день, на другой мать увидела галстук и сказала: «Я тебе такого пионера покажу, снимай-ка скорее!» Николай очень любил маму, женщину терпеливую, жертвенную и очень добрую, безоговорочно верил ей, уважал и гордился отцом, человеком справедливым, сильным, рядом с которым чувствовал себя очень спокойно и уверенно. Детей в семье не баловали, не потакали шалостям, отец всегда старался объяснить сыну, в чём он не прав, и наказывал, но, как говорил Владыка, обиды не было: знал, что за дело. Маме достаточно было посмотреть Коле в глаза, чтобы он понял, что совершил ошибку.

 

Однако Николай не рос тихим и забитым ребёнком, одиноким и нелюдимым. Домик в Туле был небольшим, но каждый день в гости прибегали друзья, они тянулись к нему. Что-то отличало Николая от других детей: добрый, весёлый и в то же время заводилой. Да и мама всегда могла угостить его друзей пирогами и никогда не гнала из дома. С Николаем было интересно ещё и потому, что он много читал, что называется, глотал книги. Книги в семье Кутеповых любили и ценили. А в школе, где он учился, была большая библиотека, и Николай был самым активным читателем.

 

Успевал и хорошо учиться.

Школьный аттестат Николая Кутепова

С фотографии, сделанной 17 декабря 1940 года, на нас смотрит девятиклассник Коля Кутепов. Он стоит в верхнем ряду второй справа с высоко поднятой головой, взгляд спокойный, уверенный. Десятый класс пришёлся на самые тяжёлые, 1941–1942 годы. Мальчишки рвались на фронт, но их заставили окончить школу. Тулу бомбили сильно и часто, в пятистах метрах от их дома стоял бронепоезд, поэтому вокруг всё было разрушено. Мама и Римма (Нина к этому времени была уже замужем и жила отдельно) при звуках сирены бежали в подвал соседнего дома, прятались в убежище, а Николай оставался в доме. Римма вспоминала: «Я его зову, плачу, а он отвечает: «Я лучше почитаю или посплю». Страха у него не было, он никогда не уходил из дома».

Выпуск 9-го класса школы № 25.
Второй справа в верхнем ряду – Николай Кутепов

 

В июне 1942 года Николай получил аттестат об окончании десятого класса средней школы, троек у него не было, и школьный аттестат это подтверждает.

 

Шла кровопролитнейшая война, детство для Николая кончилось, он стал солдатом.

Читать далее...

 
Понедельник, 25 сентября 2017
Спасительница России

Икона Божией Матери Казанская

С Ней, Спасительницей России, Нижегородское ополчение под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского в 1612 году освободило Москву.

НОВОСТИ  ДНЯ
Земля Нижегородская
  • В Старопечерской церкви Нижнего Новгорода отметили престольный праздник

  • Расходы областного бюджета на выплату зарплаты учителям школ Нижнего Новгорода в 2017 году сократятся на 10%

  • В Дивееве на пожертвования будет построен памятник семье последнего русского императора

  • Производство продуктов питания выросло в Нижегородской области

  • Выставка к 130-летию фотографической деятельности Максима Дмитриева

  • Спецоперация по задержанию причастных к терроризму в НН

  • В Нижегородском регионе проходит эстафета добрых дел

  • Впервые за 10 лет бюджет Нижегородской области на 2017 году будет бездефицитным

  • В нижегородском Заксобрании выбрали руководство

  • Архиерейские богослужения на 11-13 октября

  • Митрополит Георгий принял участие в съезде игуменов и игумений монастырей РПЦ в Москве

  • Рабочее движение по новой переправе откроют уже в начале ноября

  • Ковчег с мощами святой Матроны Московской встретили в храме в честь иконы Пресвятой Богородицы «Умиление»

  • В Балахне прошло празднование Дня земли Балахнинской

  • Митрополит Георгий провел встречу с представителями администрации Нижнего Новгорода

  • В России
  • Путин поручил обогнать мировую экономику

  • Иностранные спецслужбы готовят кибератаки на российские банки

  • Промышленность пошла в рост за счет господдержки машиностроения

  • Правительство выделит 191 млрд рублей на высокотехнологичную медпомощь

  • Импортозамещение позволило снизить бедность

  • В Кремле вручили награды за любовь к русской культуре

  • У Кремля торжественно открыли памятник князю Владимиру

  • Сельское хозяйство вышло на прибыль

  • Депутатам урежут зарплату за прогулы

  • Правительство перераспределило средства на строительство стадионов

  • Путин озвучил мирные инициативы по Сирии и Донбассу

  • ВЦИОМ: россияне выбирают семью и успех

  • Центробанк опасается новых кредитных пузырей

  • Реформа накоплений обернется повышением пенсионного возраста

  • Что потребовал Путин в обмен на плутоний

  • Россиянам предложат альтернативную пенсию

  • Выборы в Госдуму так и не стали образцово-честными

  • Кто такая новый детский омбудсмен Анна Кузнецова

  • Резервный фон д сократился на 18% за месяц

  • Путин: вопрос о Крыме исторически закрыт

  •  

    © Фонд памяти митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова)

    Россия, 603000, г. Нижний Новгород, пл. Максима Горького, д.1/61, лит. А

    E-mail: mitropolitfound@gmail.com; тел./факс: (831) 430 97 28

     

    Artmebius